Клубная история Казани. Dj Zooh

Мы продолжаем серию историй и воспоминаний о истории клубной индустрии Казани. Свой немалый вклад в нее сделал Алексей Захаров (Dj Zooh), который был родоначальником радио «Татурос» и стоял у истоков Доктор клуба.

– Как ты попал в клубную индустрию? С чего все начиналось?

Начиналось все, наверное, с Рустика Бакунина, Володи Грицких, Игоря Зисера и Михаила Коневского – такие солидные дядьки. Они ставили аппараты льнокомбината, которые были не хуже, чем современные колонки. Играли итальянское диско-радио, с призывами раскрепоститься. Собиралось большое количество людей – данные мероприятия можно смело назвать первыми рейвами. Помимо итальянцев, там также можно было услышать rock’n’roll и композиции хард-рока.

Еще с 1982 года я начал делать дискотеки в школе. Помимо моей 18 школы, это активно продвигалось в 29 и 131-ой школе. Дискотека была классической – свет и колонки. Проводились в массовые праздники, на которых выступали школьные музыкальные группы.

В университете я познакомился с крутейшими на тот момент парнями – организаторами дискотеки «Виктория», которые делали настоящее шоу на сцене. Клеили пленку, делали миксы, читали рэп. Всем этим занималось более пятнадцати человек. Они относились серьезнее и профессиональнее к своей работе, нежели многие сегодняшние промоутеры. На эти дискотеки ходили толпы народа. Был серьезный уровень по «отовариванию» народа, который и сейчас должен являться показателем успешности, на который нужно равняться. Дискотека была с неким ощущением «запретного». Это не значит, что люди стремились к западному, просто они были все продвинутые и модные.

Проводилось много дискотек в общежитиях, самые крупные в стенах Казанского Авиационного Института.

Затем произошло перенасыщение. Дискотеки проводились везде, чуть ли не в детских садах. Из наиболее ярких стоит выделить диско-бар Молодежного Центра. По тем временам там был приличный звук, стояла чешская стойка ди-джея. В этом месте были хорошие перспективы, где я и успел поработать, прежде чем меня забрали в армию.

После того, как вернулся из армии, стали ходить слухи по городу, что появилась некая группа, как «Modern Talking», только поют по-русски. Это была группа «Мираж», которая была популярна на дискотеках того времени.

Затем я стал работать в кооперативе, который организовывал дискотеки во всевозможных общежитиях и прочих местах.

Наиболее реальный вклад в эту индустрию сделал Борис Мазин со своими дискотеками. Она была полностью коммерческой, на которой он зарабатывал неплохие деньги. У Бориса были свои аппараты, своя техническая бригада. Вот именно с ним мы сделали дискотечный фестиваль.

Более трех дней в МЦ, в дискобаре и на верхней площадке мы собирали народ. Произошло это примерно с 1986 по 1990 год. Было все: аппараты, оборудование, диск-жокеи, фейс-контроль, реклама. Было очень круто. Для меня было показателем то, что девушки приходили к нам со второй обувь и сменной одеждой. В женский туалет было не зайти – там все переодевались. Это был показатель того, что дискотека не умрет. Я даже привез друзей из Вильнюса, которым все понравилось. Получилось пафосно, красиво и нарядно.

Все три дня проходило по два мероприятия в день. Денег, правда, со всего этого заработал комсомол. Но этим мероприятием мы всколыхнули город, после чего снова заработал дискобар. Именно тогда появился культурный центр мединститута, где я параллельно работал. Это был некий клуб студентов, где до Ильдара успело поработать немало людей, например, как некий Бобров, именно который меня привел туда.

Я проработал год в МЦ, после чего там стало грустно. Начались разногласия с руководством, после чего пришлось уйти в новенький «Доктор клуб». В то время там «рулил» Алексей Попов. Мы устраивали дискотеки, не без выпивки естественно. Работали так, что народ на ушах стоял – появились очереди. Потом пришел Ильдар, до которого работал Сергей Кабаев – чей сценический образ Аллы Пугачевой был самым лучшим в Казани. Дело доходило до того, что когда мы на массовые праздники устраивали выступления на Баумана, пол города думало, что приехала настоящая Алла Борисовна.

Эпохальный момент произошел, когда я попал в «Доктор». После вечеринки ко мне подошел Ильдар и дал денег.
— За что?
— За такую работу нужно платить деньги!

Мне очень понравился этот подход, после чего я остался работать в этом заведении. Конкуренты мои как-то само собой отпали. Было много чего: и взлеты посещаемости и падения, по каким то своим причинам. Ильдару надо отдать должное. По тем временам он добился невероятного – навел порядок в клубе, организовал хорошую работу фейс-контроля и прочих служб. Клуб стал развиваться. Связка «Bald’n’Max» и «Доктора» хорошо дополняли друг друга, что и являлось вкладом в субкультуру Казани. Если «Bald’n’Max» был больше по вместимости и работал чаще, то Доктор отличался более «попсовой» музыкой. Было органичное сотрудничество друг с другом. Что-то в сетах я вставлял из типичной музыки «Bald’n’Max», там же звучало иногда что-то «попсовое».

Для меня работа в Докторе прошла как один день, несмотря на то, что я проработал там пятнадцать лет. Была даже как-то идея, чтобы послать заявку в книгу рекордов Гиннеса на то, что я проработал в одном ночном клубе так много лет. Пятнадцать лет работы, не отходя от пульта – это рекорд.

Были, конечно, попытки администрации закрыть «Доктор», но безуспешно.

Потом была пауза, когда «Доктор» переезжал в новое место. В новый клуб я приходил, как приглашенный ди-джей, после чего наши дорожки разошлись.

– Как ты познакомился с Алексеем Орловым?

Его привели ко мне. Когда Алексей вернулся из Греции, его порекомендовал Максим из «Уникса»:  «Приехал Болд импортный! С кучей компакт-дисков!». Наше знакомство началось с разговоров об открытии клуба. На тот момент была стагнация, но Bald все же решил попробовать себя.

– История твоего прихода на радио? Как появилось радио «Татурос» и что оно из себя представляло?

У меня появились друзья в Вильнюсе, и как позже выяснилось, что у них есть свое FM-радио. Мы начинали с полного нуля, выстроив концепцию и технологию. Также меня свозили в Стамбул, где я понял, что Казань не то что хуже, а даже лучше. Само существование радио было недолгим. Ведь ди-джей не обладает навыками ведущего, который умеет разговаривать о том, о чем интересно людям.

В то время клубная радиостанция была нонсенсом, подобные радиостанции появились только через несколько лет. Поэтому радио «Татурос» к клубам можно отнести лишь в плане шикарных радийных программ, например «Радиоактивная зона» с ди-джеем Ростом, где в прямом эфире вживую играли ди-джеи, где происходили прямые радиомосты с Москвой. Даже по нынешним меркам это очень серьезно. Это было подобнее бомбе, когда на свой день рождения мы сделали прямое вещание с танцпола клуба. Люди из Москвы не верили, что такое возможно. Также была очень интересная радиопрограмма Александра Савицкого «Танцевальный экспресс», более легкая и приятная. Наше радио не чуралось клубной жизни, и это было необычно.

Отличие от других программ у нас было в том, что они были «безклановыми», не принадлежали и не пропагандировали какой-либо определенный клуб. Был еще канал на радио Волга, где Рост пробился каким-то образом, на котором мы вещали почти каждый день. Работали, естественно, бесплатно.

Но не надо идеализировать «Татурос». Единственное, что стоит отметить, что данную радиостанцию открывали только ди-джеи: Я, Рост, Михон, Bald, даже Камал. Звукорежиссером был легендарный Рустем Абдуллин, который в свое время проводил «Измогилофф party».

– Твой взгляд на современную клубную индустрию?

Развитие идет по такому пути, по какому и ожидалось. Хорошо развивалась Арена, как в принципе и сейчас. Единственный минус, что Эдик Тур начинал «тусить» в «Bald’n’Max», но его там не приняли. Может, это вина висит на Алексее Орлове.

В «Арене» все ди-джеи были как фурнитура, только те, кому было очень интересно, могли узнать, кто играет. В принципе в то время в клубах никто не занимался промоушеном ди-джеев. Хотя по идее, промо ди-джеев – это промо клубов. Ведь Казань, как и была, так и остается городом резидентов.

Ошибка в том, что руководство клубов не уделяет достаточного внимания своим резидентам и промо-командам. Пытаются диктовать им свои условия, хотя если ди-джей грамотный, он и так знает, что делать без всякой указки, когда идти на поводу у публики, а когда нет.

Развитие как развитие, со своими периодами стагнации и ярких всплесков. Казань я считаю, во многом, не без энтузиазма людей действует. В Москве клубы – это полностью коммерческие проекты, в которые вкладывают огромные деньги, а после того, как они окупают себя – закрывают. Развитие заведения, как ни странно, часто губит сама администрация. Хороших менеджеров в Казани вообще по пальцам можно пересчитать. Для меня один из лучших менеджеров – это Ильдар. Он универсальный человек, который может заниматься чем угодно.

Еще одна ошибка в том, что в Казани сейчас никто не открывает заведения, не добавив слова «элитное», «VIP», для супер состоятельных господ. Найти более пошлое название для клуба, чем «Luxor» я вообще затрудняюсь, но для кого-то это нормально. Поэтому это мое субъективное мнение. «Ozone Pro» хороши, проводят много прекрасных мероприятий. Но! «Одной жопой всех ежиков не передавишь» – в Казани должно быть много талантливых менеджеров, чтобы люди приходили на качественные мероприятия и хорошо отдохнули.

Ник Сайт

Надежные партнеры

Купить форму колледж полиции еще здесь.