В чем проблема клубного бизнеса?

Еще не остыли воспоминания о первых рэйвах. Станция 106,8 отголосками рассказывает нам, с какой музыки начиналась история танцевального движения. У руля лучших танцевальных площадок Москвы сегодня стоят ветераны эпохи, отдавшие молодость строительству новой культуры. Сталкиваясь с хаосом в нашей стране в 90-х, творческие люди не боялись быть сломленными жесткими условиями, упорно следуя своим целям — созиданию новой жизни, чтобы результатом искренне радовалось следующее поколение. Сейчас же у нас есть все: самые современные клубы, безупречный музыкальный вкус диджеев, признание Москвы как центра клубной культуры Европы, но возвращаясь к истокам, все равно можно уверенно заявлять — есть к чему стремиться! О прошлом: участник исторических событий, старейший промоутер и талантливый дизайнер — Александр Сухомлинский (фото — Lelique).

Что интересного произошло в твоей жизни за последнее время?

13Я все больше понимаю, что в течение всей профессиональной деятельности я всегда являлся генератором идей. Последней компанией, где я работал официально, была Plastilin Design Bureau с должностью арт-директора. В число проектов этого холдинга, помимо самого дизайн-бюро, входят клуб «Пластилин» и интернет-проект NightParty.ru. В этой компании вместе со мной трудилась талантливая девушка Настя Яшина, придумавшая дизайн интерьера «Пластилину». Вот как раз вместе с ней в прошлом году мы открыли отличную летнюю площадку «Кафе Под Небом» в самом что ни на есть центре Москвы — в двориках Столешникова переулка. Открытие ознаменовала вечеринка в рамках моего дня рождения, собравшая моих близких друзей, и получилась достаточно модная тусовка. В итоге какая-то бабушка из ближайшего жилого дома привела милицию, потому что ей мешала музыка, после чего мы решили больше ничего там не делать. После нескольких других удачных проектов я покинул команду, а вскоре и Настя перешла на фрилансовую деятельность. Основной причиной стало отсутствие хороших менеджеров в рамках студии: сам я был креатором, а другой участник, мой друг ещё со времен студии Fanatik.Ru, которого я привел с собой — Алексей Зиновьев, больше известный как Lelique, — дизайнером. Проект потихонечку становился для меня менее привлекательным в плане перспектив и возможного развития, и сейчас эта студия практически прекратила свое существование.

Что же касается клуба?

«Пластилин» успешно работает и по сей день. На месте управляющего стоит Петр Ковбой — знаменитая в столичном клубном мире личность. Он начинал очень давно в качестве начальника охраны первых московских клубов, позже отвечал за охрану на КаZантипе, и, на мой взгляд, для такого небольшого клуба, как «Пластилин», все делает правильно. Его политика управления имеет положительные результаты.

Как у тебя родилась идея создания собственной дизайнерской студии?

В 2000-м я упал с мотоцикла и сломал ногу. Полгода пришлось провести дома, и мне особо нечем было заняться, кроме как включить компьютер и попробовать войти в сеть. Ну, в общем, со временем и появилась своя web-дизайн студия, инвесторов под которую нашел с моим партнером Максом. Должен заметить, что при сильной на то время конкуренции, благодаря качеству работ и моей коммуникабельности, о нас знали почти все. На счету Fanatik.Ru масса проектов: от сайта журналу Птюч до сайтов модных кофеен типа Москва-Berlin, Mon Cafe и массы клубных проектов, включая первый сайт для телеканала Муз-ТВ. Дизайном я занимаюсь давно – еще в 90-х рисовал обложки для CD-дисков, делал видеоролики, даже занимался турами Киркорова и Пугачевой, работая в Райс-Лис’С. Плюс ко всему год работал режиссером «Утренней Почты» на первом канале.

Вернемся к ночной жизни. Самые яркие воспомнинания?

В 95-м организовали уникальный тур с диджеями по Средиземному морю. В каждом городе, где мы останавливались, проводились вечеринки, и подобный проект до сих пор никто не повторил. Российские диджеи играли на Ибице, в Германии на Love Parade, регулярно летают с московскими клубами в Турцию и на французские курорты, но проехать за две недели на огромном лайнере сразу 7 стран… К сожалению, билеты, стоившие больше 1000$, многие, на кого мы рассчитывали, отказались покупать, но это нас все равно не остановило. Мы собрали диджеев, а кроме нас в круиз отправились и обычные люди, с которыми случались довольно смешные ситуации. Один из музыкантов набрал с собой ароматических корений, и мы варили с ними чай на молоке, раздавая всем желающим. Днем играла расслабляющая музыка, ну и люди неожиданно начинали медитировать. В конце тура капитану приносили благодарственные письма за столь замечательный отдых.

А кто из диджеев с вами тогда ездил?

Была небольшая компания — 12 человек. В числе диджеев: Гарик, Космонавт, Иван Ковбой и Лист, который только начинал диджействовать, работая в каком-то кабаке на Ленинском, где он играл для его посетителей весьма странную музыку. Листа я взял потому, что помимо телеведущего специальной программы, которую мы снимали в рамках круиза, он был еще и ярким танцором, да и вообще интересной личностью. Он был частью нашей тусовки, в которую также входил Кирилл Королёв, к сожалению не поехавший тогда с нами, скорее по моей неаккуратности. До сих пор жалею об этом, но ситуация, которая тогда сложилась не позволила взять его с Леной Кудиной — его подругой, а без её он ехать отказался. Присоединились корреспонденты с Первого канала и радио Максимум, но ожидаемого резонанса в тусовке не возникло. Эта поездка была организована для себя и имела название Ривьера. Я же называл ее RAVEera, а у людей тогда было другое понимание рэйва, и, наверное, смутила цена на каюты в 1200$, ведь на pre-party, которое мы провели в клубе «Титаник» собралось около полутора тысяч человек.

Какие моменты из прошлого тебе хотелось бы вспомнить?

В Москву я приехал из Питера, и если рассказать только о культовых событиях в рамках прославленного сквота на Фонтанке 145, то этому стоит посвятить отдельное интервью. Переехал с Олегом Поваровым — сейчас большой босс рекламного рынка, для работы с Артемием Троицким над программой, которую мы делали ещё в Ленинграде — «Субкультура», только в рамках его «Программы А». Она через полгода закрылась, так мы и остались. Пытаясь найти себя, чем только я не занимался — работал на радио Станция 106.8 , был директором представительства радио Модерн в Москве, катал наших попсовых артистов по стране, был продюсером в свое время модного проекта ЛИЛУ и даже занимался борьбой со СПИДом. Мы создали культурный фонд «Пропаганда», организовав большой благотворительный концерт с целью сбора средств на реальную помощь детям. Потом были большие фестивали типа InСтанция в Паке Горького, масса разнообразных вечеринок и немыслимые и амбициозные проекты типа предвыборной ельцинской компании «Голосуй или Проиграешь».

Тогда с самого начала: как попал на Фонтанку?

В Питере я учился в Институте Театра, Музыки и Кино. Параллельно уже студентом работал на Ленинградском телевидении помощником режиссера. В 91-м с моим другом Андреем Репниковым — талантливейшим чувачком, сейчас участник известного дуэта X-Mode, работали диск-жокеями в Ленинградском Дворце Молодежи, куда он собственно меня и пригласил. Репа был первым диджеем — я вторым. Смешное если вспомнить было время: мы часто спорили, чья кассета будет играть следующей и делили хиты. Тогда же вместе придумали и решили сделать первый в стране рэп-фестиваль, когда об этой культуре у нас вообще ничего не было слышно. Мероприятие называлось «РэпПик ’91» и больше напоминало авантюру, так как мы никакого опыта не имели. Но зато имели неповторимый энтузиазм и желание свернуть горы, придумав что то мегаграндиозное. Я, как неопытный 19-ти летний мальчишка, заказал звук в двух разных местах, не отменив первого заказа. Людей в двухтысячный зал ЛДМ пришло немного, и заплатить за второй комплект не удалось, за что позже на своей же вечеринке «AquaDelica» в бассейне на Горьковской я получил в лицо от звуковиков, оставшихся без денег. Это был первый профессиональный урок: всегда следи за тем, что говоришь. На «РэпПик» из подполья я отрыл группу Bad Balance, из Москвы пригласили группу Дубовый Гай, записали с товарищами Мистера Малого с песней «Буду погибать Молодым!», проект, который в последствии был буквально подарен Игорю Силиверстову. Тогда же я вышел на группу Новые Композиторы — первая российская группа, издававшаяся на западе. Хотя они не особо вписывались в формат — электронная музыка и реп, сами понимаете, но знакомство с лидером проекта Валерой Алаховым и стало для меня пропуском в эту запретную для многих на то время страну — Дом на Фонтанке. Кстати, например того же Курёхина туда не приглашали и он был персоной, которую там видеть не желали.

И тебя сразу «зацепило»?

Я люблю арт-движение во всех проявлениях, а там впервые увидел Сергея Бугаева, Вадика Монро с Тимуром Новиковым, от чего, конечно, был в шоке. Спасибо хочу сказать Мише Воронцову, сейчас питерский диджей Mikha Voron. Он хороший бизнесмен, организатор, и на Фонтанке следил за порядком и вообще за тем, кто что делал. Он мне тогда много чем помог в жизни и я все помню, Миш. Учеба помогла мне попасть на ТВ, где я начал делать, сейчас мне кажется дурацкую, программу «Альтернатива», рассказывавшую о политике и имевшую в конце получасовой культурный блок о новой культуре. В то же время я познакомился с первым диджеем СССР из Латвии — Янисом, а Рига же тогда была настоящей заграницей. Как-то ночью, во время его очередного приезда в Питер, мы пришли покушать в единственный ночью работающий клуб Питера «Курьер», и мимо нас случайно проходил брейкер из Мурманска — Женя Рудин, будущий dj Грув. Как только он услышал, что рядом со мной сидит диджей, сразу присоединился. Позже с Грувом стали контактировать все чаще, и должен сказать, что у него уникальнейший слух. Женя один из немногих диджеев, который всегда знает, что играть. В Питере его любят больше чем в Москве, потому что там dj Грув часто был основным хедлайнером на вечеринках. Потом Женя и наш друг, ныне покойный Дима Короневич, на студии Союза Композиторов уже в Москве начали по ночам записывать музыку. Появился проект Not Found, о котором сейчас вряд ли кто вспомнит. Но это как раз были первые ростки российской электроники и точно школа студийной работы для Грува. Помниться, во время приезда в Россию Brian Ino — продюсера множества известнейших групп, включая U2, он был шокирован нашей пока еще молодой тусовкой и решил подарить шикарный синтезатор Kurzweil одному из питерских музыкантов, по-моему Мише Малину. Каким-то образом синтезатор попал к нам на студию, и на нем Грув делал свои первые эксперименты. Скажу честно, он был со студии U2 и на то время единственным в стране. Например, та же студия Пугачевой такого синтезатора не имела.

Я знаю, что ты работал на 106,8. На твой взгляд, какой вклад в развитие культуры оно внесло?

О запуске радиостанции 106,8 я узнал стоя на балконе в «Титанике». Об этом мне сообщил её будущий программный директор Женя Грув, и я не придал этому какого-либо значения. Но она появилась, и первое время относился к Станции с осторожностью. Тогда никто не понимал эффекта от радио, но сейчас очевидно, какой вред был нанесен. Раньше клубная культура являлась чем-то элитным, и для людей каждая вечеринка была событием, к которому они специально готовились, старались «прикольно» одеваться и гадали, как оденутся другие, а с появлением радио — все пошло наперекосяк. Зачем ходить по клубам, если можно нажать кнопку, и клуб сам придет в твой дом. Эта культура стала очень доступной и слишком популярной. В настоящее время хорошей радиостанции в Москве нет, а Мегаполис нельзя назвать клубным радио. Ну посмотрите, кто там играет — никакой концепции. Чтобы удовлетворить больше имен, дали по часу в неделю разнообразным диджеям: от приличных типа Spirit до неизвестно кого. Вот они и пытаются в свой отведенный часик показать все что есть у каждого. В итоге цирк цирком. Это похоже на огородики по 6 соток, где есть у каждого и картошка и лук и ягода, и каждый свою делянку хвалит в отведенные его пятнадцать минут славы. Естественно, получается базар, а не концепция вещания. Руководители радио громко говорят, что абстрагируются от формата 106,8, вещая типа в каком-то новом формате, но всем ясно, что лозунг «Мы не Станция 106.8» — это не ответ на вопрос, а рекламный ход, потому как никто и не думал про Станцию, пока вы про это не напомнили. Жаль, что напомнили плохо — непрофессионально, что ли.

То есть Мегаполис пропагандирует не клубную музыку?

Мегаполис пропагандирует музыку танцевального формата, но не всегда хорошего качества. Беда в том, что они сами ещё этого не понимают. Музыка бывает разная, даже если имеет схожую, как им кажется, электронную основу. Почему я считаю, что dj Spy.Der — лучший диджей. Этот человек не использует музыку для самореализации, а живет ею. То есть, понимаете, он этой музыкой живет. Не она для него, а наоборот. Резиденты Мегаполиса в большинстве своем молодежь и не умеют так работать — бардак и ремесленничество. Профессионализм вообще уже что-то далекое и мало востребованное. Все знают, что Шушукину за 100$ записывает для тиражей миксы Tony Key и еже с ними, но все молчат. Все знают, что в группе Hi-Fi поет не Митя, а композитор и музыкант группы Павел Есенин, и тоже молчат. Россия — уникальная страна. За рубежом, когда узнали, что солисты Milli Vanilli пели под чужую фонограмму, разразился большой скандал, а у нас такого никогда не будет. Spy.Der другой. Вот пример: недавно ему дарю 10 пластинок с хорошей для меня музыкой, а из них он 8 выкидывает, потому что не нашел особое звучание или послание, которое только он может почувствовать. Spy.Der икона – это уже неоспоримо.

Почему у нас всегда все так происходит?

В России, к сожалению, не существует стержня, вокруг которого могла бы существовать культура. У нас нет журнала типа германского Groove, где кроме диджейских чартов могут написать, как Moby, выходя из клуба, ударил кейсом машину Sven Vath. Здесь нет такого шоу-бизнеса, и о культуре вообще не пишут, но у нас же тоже есть свои Moby. Многие хорошие музыканты, не имея выхода на запад, просто обламываются и перестают писать, ведь в России выхлопа нет. Хороший пример группа Casual Underground. Они отдали диск Ritchie Hawtin в его прошлый приезд, и в последствии он использовал их семплы в своем треке, а другой диск подарен Laurent Garnier, который поставил его в свой сет. Не единственная, но я считаю основная проблема наших диджеев и музыкантов -грамотный продакшн. Вот только сейчас у нас начинают образовываться лейблы, только сейчас начинается эпоха легального издательства, и только сейчас в эту культуру мало-мальски начали вкладывать деньги. Есть, кстати, хоть и малые, но уже положительные результаты и примеры. Через небольшое количество времени многие скажут спасибо Майку Спириту — пионеру легального музыкального издательства, превратившего увлечение в бизнес, который приносит не только личное удовольствие, но дающий российской электронной сцене хоть как-то развиваться. Он реальный продюсер и сильный игрок, которого многие уважают.

Кого ты бы сейчас выделил из российских продюсеров?

Молодец Пименов. Он хорошо понимает, что огромную музыкальную махину ему не поднять и успешно делает свой попсовый шоу-бизнес, действующий по законам русского потребителя. Открыв компанию Uplifto, Пименов собрал вокруг себя единомышленников и разных артистов: от Чугунного Скорохода до Кати Чеховой, и сейчас является продюсером с большой буквы, в которого инвесторы готовы вкладывать деньги. Из других людей: Володя Трапезников привозит мега звезд, Кубиков — прекрасный музыкант. Тот же Боря Спайдер и Женя Фиш успешно издаются на западе и поддерживают молодые имена. Президент КаZзантипа Никита Маршунок — мегачеловек. Сейчас кого-то я могу не упомнить, но примеры есть, и это радует.

Какими качествами по-твоему должны обладать хорошие диджеи?

Самое важное — позитивный настрой и харизма, которая должна выражаться в умении дружить с людьми и реагировать на публику. Просто уметь сводить пластинки мало. Ты должен быть ярким. В этом плане выделю Хельгу, у которой 19-го апреля произошло самое замечательное в жизни событие — рождение сына. Кстати, я первым выпустил ее промомикс, что было рамках казантипской «Aquaparty» в Трансвааль Парке до его разрушения. Потом я помогал ей с организацией дня рождения в «Пластилине», и выпустил второй её микс, наверное, ставший бестселером — «Свежевыжатый Сон». Она молодец!

Сложно заниматься букингом наших диджеев?

В России букинг — матерное слово. Дело в том, что большинство клубных промоутеров по стране договариваются напрямую, а диджеи сами не прибегают к услугам менеджеров. Сейчас мы делаем новый проект — DJS.SU, куда планируем объединить топовые имена. Надеюсь, что это станет первым нормальным букинг-агентством, с перспективой его превращения в каталог всех российских диджеев. Многие люди, возомнившие себя менеджерами, включают в предлагаемый ими список лучших, придумывая при этом стоимость их гастролей. Как, например, какое-то агентство из Твери пишет, что dj Fish стоит 500$? Откуда это все берется? Кто сказал, что он вообще поедет? Fish и Spy.Der — настоящие хедлайнеры любой вечеринки. Для них нет понятия, что музыка не подходит для клуба — они всегда найдут, что играть, при этом не навязывая музыку. Был случай, когда в клуб «Crazy Girls» Spy.Der приглашался на день рождения одной девушки. Людям нужна была музыка аля-Рудык, поэтому реакция на танцполе была очевидна. Боря вывел фейдер и громко сказал в тишине: «Да! Эта музыка сложная, но она честная!» А какая знаковая вещь у него произошла со Sven Vath во время поездки в Германию на Love Parade. Я не был в этот момент, но мне Фиш рассказывал. После традиционного шествия по улице все диджеи перемещаются по клубам, где звезды получают за время сета 8% с бара плюс гонорар, но я не об этом. Spy.Der плохо видит, и на служебном входе в один из клубов, откуда с охраной выходил Sven Vath, а наши диджики входили играть, они так сильно столкнулись лбами, что аж искры из глаз посыпались. Вот тогда Свен Ват запомнил кто такой Spy.Der, такое никогда не забыть. По мне, например, во время приезда Свена в Россию, Боря играл интереснее, и, кстати, сам Свен восхищался техникой игры Спаича.

На твоем счету множество различных мероприятий, перечислить которые невозможно. Случались неприятные истории?

Совсем недавно в Москве должен был пройти российский Love Parade. Я занимался созданием сайта, Сергей Бугаев (Африка) был главным промоутером, директор группы Conti выделил денег и снял офис на Арбате, но в качестве руководителя поставил своего сына — 19-ти летнего парня, который естественно все и завалил. Мероприятие было продумано полностью, и лицензию на его проведение выдал сам основатель Love Parade в Германии Dr. Motte. В России уже были попытки проведения фестиваля, но впервые идею одобрил сам идеолог. Организацией кроме нас занималась и другая фирма, которая принадлежит бывшему мужу Пугачевой — Болдину. Чтобы контролировать весь процесс, он посадил следить за нами какую-то старую женщину, а наш директор сказал, что мы и без нее справимся. Имеющему в мэрии связи Болдину каким-то образом удалось сделать так, что Лужков подписывает бумагу с примерным текстом: «Пока я у власти, парада пи***сов в Москве не будет!». При чем тут пи***сы? Это же Love Parde, но кто-то ему просто втер. Об этом стало известно за месяц до мероприятия, и полгода подготовки с огромными деньгами ушли в никуда.

Пытались взяться за него снова?

После этого не было ни попыток, ни больших мероприятий. Если прослеживать историю, то все началось с «Гагарин Party». После — фестиваль в велотреке в Крылатском, а потом началась «Орбита», которая вытекла в отдельное и пожалуй сейчас самое массовое trance движение. Первую «Орбиту» мы делали еще во время существования групп Az-Art-DJ, Ptюч Sound System, XP voodoo в лице Тимура Мамедова и Chill Out Planet. Уже не помню, насколько коммерчески успешным был проект, но у Мамедова есть особое свойство собирать вокруг себя детей — ему достаточно сказать одному человеку, чтобы информация разошлась, и на вечеринку пришло несколько тысяч. Тогда же не существовало понятия psychedelic trance, и на первых «Орбитах» играли те же Spy.Der, Fish и Фонарь — было достаточно, что это электронная музыка. Чуть позже мы отошли от этой концепции и Володя Фонарев начал делать свои вечеринки — «Funny House». Позже появилась одноименная радиопрограмма, и все это выросло в первую премию в области танцевальной музыки Funny House Dance Awards, прошедшую в 98-м году.

Аналог премии Night Life Awards?

Об NLA вообще надо говорить отдельно. Funny House Dance Awards проходил в Олимпийском, собрал 19000 человек и там Грув на сцену выходил с Исифом Кобзоном. Прямая трансляция по каналу Муз-ТВ и был размах, который NLA даже не пытается повторить. Плюс, Фонарь не даст соврать, мы награждали рельно тех, кто заслужил право на это, а не продавали результаты номинаций. Это единственная премия, кроме которой в России до сих пор ничего не придумано, а результаты Night Life Awards не могут что-либо значить — обычный балаган на сцене с высасыванием денег из спонсоров. Кстати пару лет назад, став лучшим диджеем по версии NLA, Spy.Der даже не пошел на премию, чтобы получить свой диплом на сцене. А теперь кто там лучший? Какой то друг организаторов. Междусобойчик…

Ты сам считаешь себя частью клубной культуры?

Я недавно думал, какую роль занимал в ее развитии, и пришел к выводу, что являлся коммуникатором между разными людьми, аккумулируя новые силы в других. История с тем же КаZантипом, когда у Маршунка украли kazantip.ru, я посоветовал зарегистрировать домен kazantipa.net и представить фестиваль как историю, которой не было. Помните: «Казатнипа нет — вам это приснилось!» Когда-то уговорил Гурика из «A-Priori» сделать флаера в формате карманных календариков. Моя идея, которой теперь пользуются все, и таких примеров много. В основном люди, занимающиеся культурой, пытаются быть нигилистами, думая, что если делать все новое, то обязательно получится круто. Но нельзя работать без истории и тем более знания рынка. Леша Горобий, когда еще занимался Шамбалой, искал что-то новое. Помню я в шутку предложил ему : «Возьми Синишу, ведь более яркого фрика в Москве не найти». Я хорошо помнил «Джаз Кафе» и был уверен, что это верный ход. Он даже и не помнит этого, но у меня такое чувство, что самые знаковые вещи, строившие клубную культуру, возникали при моем участии. Шучу. Объяснить этого не могу, но видимо работает фактор: в нужном месте в нужное время. Я сам человек далеко не скромный и к тому же неорганизованный, поэтому не люблю работать в рамках режима — любого. Я не могу жить по расписанию. Лучше буду сидеть без денег, но никогда не буду заниматься тем, что мне будет неинтересно и рутинно, хоть мало–мальски. А как показывает практика — я всегда там, где интересно.

Как ты решил заниматься дизайном?

Я работал больше в телевизионном дизайне, рисуя маленькие ролики, создавая фильмики и оформляя телепрограммы. Тогда же рисовал обложки к дискам со сборниками танцевальной музыки, назвав их Fanatik, которые представляли собой скаченные из интернета свежие релизы. Мне было интересно создавать бренд, контролируя весь процесс: от создания обложки до выбора музыки, и диски эти, кстати, раскупались моментально. В детстве закончил художественную школу, и знаю точно, что я шарю в дизайне. Многие рисуют замечательно, но в их работах не чувствуется жизни, что заказчикам не нравится. Под свою студию Fanatik я получил инвестиции, вызвал талантливых дизайнеров из Риги, однако нами пытались управлять, что для творческого человека неприемлемо. Я сам больше менеджер, но от руки рисовать умею. Созданных студией проектов очень много, также как и брендов с логотипами, включая из последних: идею обновления для компании Party Maniacs — ребрендинг в PM-AM; создание имижда Obo&Hobos; вся презентационная мишура к привозу Paco Robanne и другие знаковые компании, которых уже набралось под сотню за 6 лет работы. Вот только никак не соберусь создать новое портфолио и выложить на уже зарегистрированную новую торговую марку, которая пришла на смену моему Фанатику — K o n s t r u k t o r . o r g . Теперь будет новый этап и новые победные рубежи!

Чем ты занимаешься конкретно сейчас?

Моя основная деятельность — креатив и брендинг. Создание сайтов и новых проектов, многие из которых я пока не хочу анонсировать, но об одном из самых серьезных расскажу. В России очень много повторяющихся диджейских имен, как Женя Fish и Саша Fish, и я намерен создать единую базу диджеев, чтобы какой-нибудь красноярский Stan случайно не увидел свое имя в московской афише. В Германии нет голландского Tiesto, и они там понимают, что это недопустимо, а у нас все как всегда по-другому. Поэтому я совместно с Володей Фонарем, Михой Спиритом и ещё рядом всем известных имен как раз собираюсь этот недостаток исправить. Скоро открытие проекта — Единого Реестра Диджейских Ник Неймов. Кроме того, собираюсь сделать небольшие частные вечеринки в одном барчике на Шаболовке, который недавно открыл мой приятель. Причем это произойдет уже совсем скоро, и друзья узнают о них. Почему только друзья? Потому что бар небольшой, и я не хотел бы видеть там лиц с неопределенной для меня жизненной позицией. Там будут друзья и друзья друзей. Будет атмосфера, которую всегда приятно создавать с нуля.

В чем на твой взгляд сейчас состоит проблема развития культуры?

Многие промо-группы и диджеи занимаются этим ради зарабатывания денег, а не для развития и созидания, без чего нельзя никак! Это очень плохо, потому что никто не думает об организации ярких костюмированных мероприятий, предполагая, что поставить диджея, включить звук и на вход поставить человека собирать деньги достаточно. Но это не так — люди приходят в клуб к кому-то: либо к друзьям, либо к промоутерам или владельцу, если он харизматичная личность. Многим проектам нужна персонализация. Таких людей очень мало, а диджеев вообще столько появилось в последнее время, что слов нет. Нет уважения к старикам — тем, кто эту культуру через тернии донес до нашего времени. Итог — далеко не всем получается зарабатывать в этом бизнесе вечеринками. Деньги идут от спонсоров, которые в любой момент могут отвернуться. На это есть масса примеров. Хотя найти сейчас спонсоров — отдельная история и сродни подвигу. Мало на рынке серьезных игроков, а те, кто есть, не имея реальной конкуренции, расслабляются и начинают делать ерунду. Хотя, в Москве сейчас и происходит самое интересное — не надо спекуляции на культуре и предлагать банальщину. Самое время делать Бизнес. Именно с большой буквы. Пора приучать людей платить за вход в клуб, как нормально во всем мире, кроме нас. По-моему уже все для этого предрасположено. Публика должна видеть, что если бесплатный вход, то это уже некая заманушка к той программе, которая, например платной быть не может ну ни при каких условиях. А платный вход должен стать гарантией качественной программы. Ведь ничего хорошего бесплатно сделать не возможно. Сейчас время для реализации самых необычных проектов, но не хватает здорового авантюризма. Многим нужно пересмотреть свои позиции и продолжать делать начатое не останавливаясь. Все получится, если перед тем как делать просто немножечко подумать! Полюбите то, что вы делаете, и результат не заставит себя ждать!

Parimatch.ru.net/

Выгодные условия для ставок parimatch.ru.net/

Надежные партнеры